Центр Сознательного Родительства "Озеро" Форма обратной связи.
 

Катюша и Федор

Катюша и Федор

Роды первые - Катюша.

Начну, пожалуй, с первых своих родов в 2003 году. Тогда мы решили ко всему подойти ответственно. Долго выбирали по отзывам в интернете роддом (тогда ещё сайта мамы не было, а на фтр был очень мало отзывов). Оплатили палату, врача и с мужем решили, что рожать будем всенепременно вместе (опять же тогда это было ещё новшеством в роддомах и разрешалось только при платных родах). Мы выбрали Семашко, оплатили Сергеева и ждали родов. Но из-за гестоза меня положили в 40 недель на дородовую госпитализацию. Там меня осмотрели, сто сразу закровило и в тот же день отошла пробка.

Так как я думала, что роды ещё не скоро, то отпросилась домой на день и ночь. Но приехав домой поняла, что начались схватки. Они были разной продолжительности и интенсивности, через разные промежутки времени, поэтому сначала мы не беспокоились. Но на всякий случай всё-таки я хорошо поела, сходила в душ. В 6 вечера (а схватки шли с 12 дня) я позвонила врачу и рассказала про схватки. Они были всё ещё не через одинаковые промежутки времени. Он мне велел ехать в роддом и сам сказал, что выезжает. Мы с мужем собрались и поехали.

В роддоме меня опять осмотрела дежурная врач, сказала, что открытие всего 2 см. и схватки слабые. Мне поставили капельницу с окситоцином. И тут же начались схватки посерьезнее, которые приходилось дышать с трудом, ёрзая на проваленной сетке кровати с капельницей в руке. После приехал мой врач, снова меня осмотрел, сказал, что раскрытие идёт, проколол пузырь и отправил на клизму и бритьё. Схватки были уже очень сильные, каждые пару метров, пока я шла со 2 на 1 этаж, приходилось присаживаться на корточки и дышать. Клизма вообще показалось детским лепетом, из-за схваток я её не заметила, только не могла никак понять, закончилось всё или нет. Потом мылась в душе и решила проверить, правда ли схватки под водой переносятся легче и почему-то поскользнулась, упала и пережидала очередную схватку лежа на спине, когда сверху на пузо лилась вода. Решила, что ерунду говорят про воду. Но ещё предстояло бритьё, а схватки шли уже одна за другой, брили меня наскоро, между схватками. А ещё, мужа сначала отправили домой и я паниковала, что он не успеет приехать.

И тут мне разрешили его вызвать. Это было счастье. Я плохо помню, как оделась в непонятного цвета ветхую ночнушку и не уступающий ей в дряхлости халат, как дошла до предродовой. Почему-то меня положили на кровать на бок. Там я старательно дышала. Пришёл муж, сел массировать мне поясницу, а мне уже ничего не помогало. Прибежала медсестра, сказала, что мне надо отдохнуть и поспать и что-то вколола в руку, когда была схватка. А меня уже тужит, и тут вдруг голова стала чумная, перед глазами всё плывёт и в голове вопрос: «Зачем мне спать и отдыхать?» Я сказала мужу, что меня тужит, он позвал врача. Тот подтвердил, сказать пару потуг продышать, затем мы «потренировались» тужиться тут же, на кровати, и так хорошо у меня дело шло. Но надо было идти в родовую.

Пришлось встать, переодеться в специально купленный комплект для родов, дойти до кресла, взлезть на него… После этого, что естественно, у меня пропали схватки. Совсем. Врачи меня журили, а я тогда понять ничего не могла. Мне кололи что-то в живот, схватки появились, я стала тужиться и родила свою Катюшу. Вес – 3750, 53 см. Мне её показали, унесли на обработку. После она честно пыталась взять грудь, но была вялая после лекарств, как сказал врач. Ей выдавили пару капель молозива в ротик и отдали папе гулять по коридору. Меня зашивали. Я почти не порвалась, была пара микротрещин, сидеть можно было сразу, но обезболивать мне их не стали. И тут уже я орала как резаная, вернее зашиваемая. Это было самое больное в первых родах. Потом мы втроем лежали в коридоре и звонили всем родным. Ребенка, правда, скоро забрали и принесли уже только утром, в 7 часов. А родилась она в час ночи. Зато в палате мы были вместе и больше не разлучались. Теперь дочка ходит уже в первый класс.

 

Роды вторые, домашние - Федор.

Вторая беременность отличалась от первой, как небо и земля. Все ощущения были другими, форма живота, тяжесть и так далее. С самого начала мы решили не узнавать пол ребенка. В жизни и так слишком мало сюрпризов, чтобы лишать себя ещё и этого. Да и было как-то всё равно. Это уже потом я поняла, что железно была уверена, что у меня рождаются только девочки.  За три недели до ПДР акушерка осмотрела меня, сказала, что ребенок уже опустился и что я ещё похожу, но недолго. И так продолжалось все эти три недели. Все врачи, которые меня смотрели, говорили, что вот-вот рожу, у меня были все предвестники, которые только можно. На исходе третьей недели, я устала ждать и решила напланировать себе кучу дел и твердо решила родить где-то через месяц.  На следующую ночь (как раз было полнолуние) в 2 часа ночи у меня отошли воды.

Это непередаваемое ощущение, когда из тебя льется, а ты ничего поделать с этим не можешь. Тут я запаниковала, ещё столько всего не сделано, а оно уже начинается! Меня затрясло, я позвонила акушерке. Она меня успокоила, что всё хорошо, что надо ждать схваток и позвонить ей через два часа. Я легла и стала ждать. Схваток не было. Я задремала и вскоре они начались. Примерно через каждые 20-30 минут и очень слабые. В перерывах я спала. В 6 утра я встала, собрала старшую дочь в школу, обрадовала её, что сегодня наш малыш точно родится. Схватки шли ещё как попало и были то сильные, то слабые. Я снова позвонила акушерке, она сказала, что приедет к 9 утра. Я как раз успела всё прибрать к её приезду.

Она посмотрела открытие – было всего 2 см и схватки слабые. Мы решили поставить клизму и посмотреть развитие событий дальше. После сей процедуры мы сидели на кухне, пили чай и у меня было такое задумчиво-лиричное состояние. Акушерка предлагала мне гулять, но мне так не хотелось никуда идти, так не хотелось ничего делать. Просто сидеть вот так и смотреть в окно.  Поэтому я с легкостью отпустила акушерку на маникюр, а сама осталась дома «ждать развития событий». Помню, что я решила ходить, чтобы раскрытие шло активней, и стала кружить по дому, пережидая схватки, облокотясь на спинку детской кроватки. Они становились всё сильнее и сильнее. Потом я поняла, что не могу и не хочу ходить и встала на четвереньки около дивана и в такой позе дождалась акушерку обратно. Тут и папа ребенка приехал, я ему так обрадовалась, вцепилась в его руку и «провалилась» куда-то. Остальное помню урывками.

Хотелось есть – меня покормили. Мерзла – меня укрыли. Посмотрели раскрытие в 2 часа дня – 7 см. Я очень удивилась, что так быстро. И после вставать с кровати просто не могла. Схватки «пела», стараясь мысленно усилить боль, раствориться в ней, а она всё нарастала. Расслабляться между схватками было очень трудно. В какой-то момент я вспомнила, что в ванной схватки не такие сильные и попросилась туда. Какое это было облегчение! В ванной стало гораздо легче, не смотря на то, что она у меня маленькая – 135 см. Я её обожала в тот момент, хотя лежала там скрюченная. Вскоре меня начало подтуживать. Акушерка сказала, что надо продышать эти моменты, шейка ещё не раскрылась. И так надо будет провести ещё пару часов. Почему-то это привело меня в ужас. Продыхивать потуги становилось все труднее и труднее, я требовала от акушерки точно цифры оставшихся потуг, которые надо продышать, точного времени, когда можно начать тужится. 

Цифра «35» меня не вдохновила, я подумала, что мне врут и снова отключилась дышать. В какой-то момент я поняла, что всё, я больше не смогу, не смогу этого вынести, пусть шейка рвется, пусть будет все, что угодно. По-моему, я сказала это вслух, на что акушерка удивилась, почему так рано. И начала говорить, что мы родимся в воду. А я не хотела в воду. Не понимала, при чем тут «рано» и почему она так уверена, что родимся в воду, если ещё нужно продышать бесчисленное количество потуг. Говоря, что я животное сухопутное,  я стала выбираться из ванной. Только вышла – потуга. Я продышала. Добежала до комнаты, оперлась о диван – следующая. Я опять продышала. Тут слышу, что акушерка говорит, что видно головку.

И тут я безумно удивилась: «Мне можно тужиться?» «Давно уже.» А я и не знала. Безумно обрадовалась и стала тужится. Но я не то чтобы сама тужилась, меня распирало изнутри с такой силой, что я не могла остановится и пыталась тужится между потуг, за что получила от акушерки. Помню, что сила потуг была такая, что я кричала, что мне не свойственно. И тут из меня как-то легко выскользнул мой родной ребенок. Я потянула к нему руки и… замерла на секунду. Мальчик! У меня мальчик! Мальчик?! Не может быть… И как похож на папу…

Взяла его на руки, приложила к груди. Почему-то было так торжественно и спокойно. Сын. У меня сын. Не может быть. Лежит, кряхтит, совсем не плачет. И грудь взял сразу, сильно и так по-мужски… А я всё не могла отойти от удивления, что такого со мной просто не может быть. Даже забыла, как тужиться и рожать плаценту. Потом смутно помню, как мы лежали рядом с сыном, меня зашивали (совсем не больно!), порвалась немного совсем. Как я перерезала пуповину, как сына взвесили и измерили. 3800 (примерно) и 54 см. Я сходила в душ, и потом мы все вместе пили чай. Федя уснул рядом, а у меня на душе было все также торжественно, спокойно и весь мир казался уютным и таким родным…  

 Симонова Ольга, сентябрь 2009

Авторизация