Центр Сознательного Родительства "Озеро" Форма обратной связи.
 

а к вечеру меня накрыло ощущение волшебства.

...а к вечеру меня накрыло ощущение волшебства

До наступления беременности мне и в голову не приходила мысль о домашних родах. Но, забеременев, я в силу некоторых причин поняла, что рожать я буду дома, и иначе и быть не может.


После первых родов рожать я боялась панически. Тогда уже на 5 см раскрытия я запросила эпидуралку, потому что казалось, что вытерпеть это невозможно. Так я и родила, не узнав, не прочувствовав, что такое потуги, что такое роды вообще. С другой стороны, нагрузить еще одного своего ребенка анестезией и прочими вмешательствами, которые идут с ней в комплекте, тоже было для меня невозможно. И между двумя этими невозможно было очень-очень страшно. Я понимала, что рожать с таким настроем не стоит, надо работать со своими страхами. Даже не просто надо, а жизненно необходимо. В течение беременности я много общалась аж с двумя психологами, прорабатывали страхи и чувство вины перед старшей дочкой. Кроме того, училась работать с болью, изучать боль, изучать свои реакции на боль, не бежать от боли, а жить в ней. И ежедневно делала упражнения на расслабление.

Мой муж присутствовал на первых родах, и мы оба поняли, что совместные роды не для нас. Поэтому было решено, что на время родов он уедет в деревню с нашей старшей дочкой, а я как-нибудь сама разберусь со своими родами. Дело в том, что я решила не говорить заранее родным, даже мужу, что буду рожать дома. Может быть, врать нехорошо, но мне совсем не хотелось тратить время и силы на то, чтобы убедить их. Кроме того, велик был шанс, что они будут против моего решения и попробуют ему воспрепятствовать. И еще не хотелось, чтобы вокруг моих родов были переживания, хотелось родить спокойно, не думая о том, что за меня кто-то сильно волнуется.

В эту беременность предвестники родов начались очень рано, за 2 месяца до родов, и за эти два месяца я успела всем надоесть со своими предвестниками. В консультации мне пророчили преждевременные роды еще с 28 недели, когда обнаружили, что шейка матки короткая и рыхлая. В 33 недели начались тренировочные схватки. В 34-35 недель головка была уже настолько низко, что акушерка присоединилась к опасениям преждевременных родов. Предвестники меня нервировали, потому что рожать раньше 37 недель дома было нельзя, слишком опасно. А в роддом не хотелось. И вот так, с полным набором предвестником я доходила до 37 недели. Потом до 38 (срок, на котором родилась моя старшая дочь), а потом до 39. К этому времени я уже настолько привыкла у предвестникам, что почти перестала обращать на них внимание. И наступило состояние блаженного пофигизма, я перестала ждать родов. Но на всякий случай делала уборку каждый день, на случай если вдруг начнется.

Старшую дочку незадолго до родов забрала бабушка в деревню, муж временно перебрался туда же, но в день родов неожиданно приехал, как будто что-то чувствовал.

Вечером 26 октября, когда до ПДР оставалось 2 дня, в очередной раз начались схватки, не то чтобы сильные, однако было сложно заниматься обычными делами. Поэтому я решила не делать уборку как обычно, а залезла в ванну с секундомером. Схватки были примерно по 50 секунд, но очень нерегулярные – то через 3 минуты, то через 10.
Ближе к 24.00 интервалы стали более равномерными – по 5-7 минут, начала отходить пробка, и я позвонила акушерке. Акушерка сказала наблюдать дальше и звонить, когда будут какие-то изменения: либо схватки участятся, либо станут сильнее, либо воды отойдут.

На всякий случай я предупредила мужа, что лучше ему лечь спать прямо сейчас, мало ли, вдруг придется поднять его среди ночи. А сама легла в постель и продолжила засекать схватки. Рожать сегодня было лень, хотелось спать. Через час схватки значительно ослабли, и я сама не заметила, как заснула.

В 3.00 сквозь сон я начала чувствовать, что схватки усиливаются. Просыпаться не хотелось, но проживать схватку во сне было трудно, это напрягало. Пришлось проснуться. Пробка продолжала отходить большими кусками. Я опять залезла в ванну и начала продыхивать схватки. Дыхание помогало очень хорошо, расслабляло. От ванны оказалось мало толку, в ней было трудно занять удобную позу, кроме того на схватке стало тянуть в туалет, а прыгать из ванны на унитаз и обратно было как-то некомфортно. Поэтому я вылезла из ванны и продолжала проживать схватки на кровати, периодически бегая в туалет между схватками. Точнее не бегая, а спокойно успевая дойти, посидеть, и потом еще полежать на кровати до следующей схватки, потому что интервалы между схватками были по-прежнему большими и неодинаковыми – то 5 минут, то 7, а то и все 10. Попробовала поискать позу, в которой было бы легче, и не нашла – во всех было одинаково хреново. Поэтому я выбрала самую легкую позу – лежа на боку. Так я провела еще 2 часа.

В 5.00 схватки стали сильнее и больнее, молча продыхивать их уже не получалось. Я начала их пропевать звуком «А», это хорошо помогало расслабиться. Решила позвонить акушерке. Акушерка сказала продолжать в том же духе и через часок обещала выдвинуться в мою сторону. Потом я позвонила своей моральной поддержке - психологу Тане, она сказала, что начинает собираться и тоже скоро приедет. Потом я разбудила мужа, сообщила ему, что поспать сегодня вряд ли удастся, и отправила в деревню. Он собрался и ушел, а я осталась одна. Интервалы между схватками начали потихоньку сокращаться, а сами схватки усиливались, стало весьма больно. От пения становилось легче, расслабиться на схватке по-прежнему неплохо получалось. На схватке по-прежнему тянуло в туалет, это уже надоело. Хотелось лежать и не дергаться никуда. Петь стало сложнее, дыхания не всегда хватало.

В 6.30 приехала Таня, и стала помогать мне петь. Это было очень кстати, потому что схватки удлинялись, и стало не хватать дыхания на всю схватку. Но при этом захотелось пожаловаться и поныть. Таня начала настраивать меня не жалеть себя, а нырять в схватку, активно ее проживать. Это отрезвило, ныть я перестала (почти). Походы в туалет стали безрезультатными, и мне уже стало приходить в голову, что возможно это меня уже начинает тужить. Начали срочно звонить акушерке и торопить ее, потому что тужиться, не зная раскрытия, было как-то боязно. Хотя я почему-то была практически уверена, что раскрытие уже приличное, я все же боялась, что сейчас она приедет и скажет, что раскрытие нулевое, и вообще это не схватки, а так, «какие-то шеечные дела». Разум говорил мне, что промежутки между схватками еще очень большие (около 3 минут), и я на всякий случай настраивалась терпеть еще долго-долго. А схватки были уже очень и очень болезненными и с каждым разом усиливались.

В 7 с чем-то приехала акушерка. Пока она переодевалась и готовилась, она что-то тихо напевала, и от этого стало как-то необыкновенно уютно. Между тем, тужить меня стало сильнее. Акушерка долго ковыряла мою шейку, и по тому, насколько широко она расставляет там пальцы, тыкая ими в разные стороны, я догадалась, что раскрытие большое. Акушерка спросила: «Воды не отходили? Странно». Наконец она посмотрела на меня круглыми глазами и сказала: ну что, раскрытие практически полное. Спереди только остается небольшой карман, который на схватке уходит. Я так обрадовалась, что захотелось прыгать и плясать. Вместе с тем мне, как умной маше, стало жутко от мысли, что теперь предстоит как-то протолкнуть ребенка через костный таз. Еще я вспомнила, что сейчас по идее должно наступить затишье перед потугами. 

Но затишье не наступило, наоборот практически сразу начало тужить с такой огромной силой, что стало страшно. Лопнул пузырь, потекли воды. И почти сразу возникла совершенно дикая боль в области копчика и вокруг него. Боль от схваток по сравнению с этой болью была просто цветочками. Стало страшно от того, что теперь есть один путь – через эту боль, и никак нельзя остановить процесс или повернуть его вспять, или облегчить. Акушерка сказала, что теперь я должна слушать свое тело, идти за ним, и помогать не больше, чем нужно. Вторая потуга была сильнее первой, боль стала шире и еще острее. Третья была еще больнее. Тут мне стало очень жалко себя, и я начала рыдать, выть и ныть «какой ужас», «когда это кончится» и еще что-то в том же духе. Попробовала потужиться сама, то есть присоединить свое усилие, получилось как-то очень резко. Акушерка говорила: «не уходи!», «плавнее!», «дыши мягче!», «губы мягкие!», «потуга ушла – не тужься!». Я то пыталась тужиться, то не тужиться, а просто выть плавнее, но все это получалось плохо, постоянно срывалась на крик с резким дыханием, и хныкала «не могу» и «у меня нет сил».

При этом я лежала на боку, не было сил подняться, начало даже слегка потряхивать от слабости. Но со следующими потугами боль в копчике стала совсем невыносимой, и мне вдруг пришло в голову, что на четвереньках она может стать полегче. Я подскочила на четвереньки так резво, что акушерка поиронизировала насчет того, что у меня типа нет сил. Еще одну потугу я простояла на четвереньках, в копчике действительно стало чуть полегче, но от напряжения тряслись руки. Я заныла, что сейчас упаду, и тогда Таня положила передо мной кучу подушек, на которые я навалилась грудью, поза стала устойчивее, удерживать ее стало легче.

Через несколько потуг появилось ощущение растяжения в промежности, и акушерка сказала, что уже видит прическу. Стало очень радостно, значит уже совсем скоро. На следующей потуге ощущение растяжения стало очень сильным, а потом пропало. Акушерка сказала, что если бы я плавнее дышала, уже родила бы головку. Я собрала все силы на следующую потугу, тем более что боль в копчике стала еще меньше. Ощущение натяжения усилилось, акушерка сказала «продыши, не тужься», это у меня получилось. Потом я почувствовала, как родилась головка и что-то еще, видимо ручка, которую, как выяснилось потом, дочка держала у виска. Со следующей потугой дочка выскочила полностью и закричала. Меня накрыла безумная радость и облегчение, и все не верилось, что все закончилось, что я смогла. 

Зафиксировали время – 8.28. Поразительно, что именно в 8.28 утра 3,5 года назад родилась моя старшая дочь, буквально минута в минуту!

Хотелось повернуться и взять дочку на руки, мне помогли, она оказалась у меня на руках. Не было эйфории и слез умиления, как после рождения старшей, было просто ощущение, что все очень хорошо и правильно, и так и должно быть.

Вопреки канонам, практически все роды я провела в ясном сознании, постоянно (даже между потугами) лезли в голову какие-то левые мысли, которыми ужасно хотелось поделиться. Я старалась гнать их от себя и сосредоточиться на родах, а они все лезли и лезли. А после родов сознание куда-то поплыло, и наступило блаженное состояние тишины, ощущение времени пропало. Мы лежали с дочкой, и было так хорошо-хорошо.

Помню, я очнулась от того, что акушерка мне говорила: «Роди мне пожалуйста плаценту, и я от тебя отстану». Родить плаценту оказалось неожиданно трудно, и опять заболел копчик, от чего мне стало очень обидно – какого, простите, хрена, он опять болит?

Потом последовал урок занимательной анатомии, когда мне со всех сторон показали плаценту и плодные оболочки. Дали перерезать пуповину. Потом был осмотр на предмет наличия разрывов – оказалось, что разрывов нет! Я ужасно обрадовалась, потому что моральных сил терпеть шитье у меня уже просто не хватило бы.

Я опять погрузилась в состояния молчания. Часа через два кажется захотелось пойти в туалет, я сгребла себя в кучку и пошла. А там совершенно неожиданно для меня в глазах потемнело, и я закричала, что мне плохо сейчас упаду. Меня подхватили, потерли уши, привели в сознание. Потом помыли, одели и уложили опять в постель. Так мы с малышкой и пролежали весь день, то засыпая, то просыпаясь, а к вечеру меня накрыло ощущение волшебства. Какой это волшебный день, думала я, хотелось все хорошо запомнить, запечатлеть в памяти. И было очень-очень хорошо и спокойно
Мигулина Вероника, октябрь 2009

Именинники
Поздравляем с двухлетием!
Александра Фишера, Трубилова Тимофея, Орлову Алёну
Поздравляем с четырёхлетием!
Карлову Софью, Тимофеева Егора, Парипко Ульяну, Макарову Алёну
Поздравляем с шестилетием!
Степанькову Катю, Головкову Илью, Третьякова Назара, Апряткину Зою
Поздравляем с семилетием!
Степанькову Катю, Головкова Илью, Третьякова Назаза, Апряткину Зою, Макарову Алёну
Поздравляем с восьмилетием!
Беляеву Дашу, Запорожца Родиона, Мельникову Марину, Левшину Юлю, Чекалкина Григория, Козуб Софию и Арину, Кравченко Максима и Вадима, Шадрину Тасю, Семенова Степана, Книгину Лизу, Гарипова Диму, Сквирского Тимофея, Дубровину Дашу
Поздравляем с девятилетием!
Антошкину Алину, Елчанинова Андрея, Разборщикову Катю
Поздравляем с десятилетием!
Стародубцеву Алёну
Поздравляем с одиннадцатилетием!
Попову Александру, Жолтковскую Алису, Клименко Добрыню
Авторизация